• Шестопалов Игорь Вячеславович
  • Тула, ул. Ложевая, 133
  • 8 (4872) 28-52-56
  • 8 (910) 943-18-91
  • igor_advokat@bk.ru

Толкование ст. 170.1 УК РФ - конец битвы


Толкование ст. 170.1 УК РФ - конец битвы

После обращения в Конституционный Суд РФ об оспаривании конституционности ст. 170.1 УК РФ,  КС РФ вынес определение, смысл которого сводится, приблизительно, к следующему: всё, что написано в диспозиции статьи, то и является преступлением. Написал, к примеру, в фамилии руководителя организации  вместо Е - Ё - пожалуйте на скамью подсудимых.
Решение окончательное и обжалованию не подлежит.
Будьте осторожны с правописанием.   
Ну, и сам текст, для применения на практике. Получайте удовольствие.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мигунова С.Ю. нарушение его конституционных прав частью первой статьи 170.1 Уголовного кодекса Российской Федерации
город Санкт-Петербург 24 марта 2015 года
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя B.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского, А.И.Бойцова, Н.С.Бондаря, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, С.М.Казанцева, C.Д.Князева, А.Н.Кокотова, Л.О.Красавчиковой, С.П.Маврина, Н.В.Мельникова, Ю.Д.Рудкина, Н.В.Селезнева, О.С.Хохряковой, B. Г.Ярославцева, рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина C. Ю.Мигунова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:
1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин С.Ю.Мигунов, осужденный к наказанию в виде штрафа за совершение преступления, предусмотренного частью первой статьи 1701 УК Российской Федерации, оспаривает конституционность данной нормы, устанавливающей ответственность за представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, или в организацию, осуществляющую учет прав на ценные бумаги, документов, содержащих заведомо ложные данные, в целях внесения в единый государственный реестр юридических лиц, в реестр владельцев ценных бумаг или в систему депозитарного учета недостоверных сведений об учредителях (участниках) юридического лица, о размерах и номинальной стоимости долей их участия в уставном капитале хозяйственного общества, о зарегистрированных владельцах именных ценных бумаг, о количестве, номинальной стоимости и категории именных ценных бумаг, об обременении ценной бумаги или доли, о лице, осуществляющем управление ценной бумагой или долей, переходящих в порядке наследования, о руководителе постоянно действующего исполнительного органа юридического лица или об ином лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица, либо в иных целях, направленных на приобретение права на чужое имущество.
Как следует из представленных материалов, суд признал С.Ю.Мигунова виновным в том, что он представил в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документы, содержащие заведомо ложные данные, в целях внесения в единый государственный реестр юридических лиц недостоверных сведений о руководителе постоянно действующего исполнительного органа юридического лица, о размерах и номинальной стоимости долей участников в уставном капитале хозяйственного общества.
По мнению заявителя, оспариваемая норма не соответствует статьям 19 (часть 1), 45 (часть 1), 46 (часть 1), 47 (часть 1), 49 (часть 3) и 54 Конституции Российской Федерации, поскольку, устанавливая ответственность за предусмотренные в ней действия, только если конечной их целью является приобретение права на чужое имущество, допускает произвольное толкование признаков преступления, что приводит к ее применению в судебной практике и в тех случаях, когда деяние не преследовало указанной цели и потому содержало признаки административного правонарушения, предусмотренного частью 4 статьи 14.25 КоАП Российской Федерации.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Уголовный кодекс Российской Федерации признает основанием уголовной ответственности совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного данным Кодексом (статья 8), а преступлением - виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное данным Кодексом под угрозой наказания (часть первая статьи 14). Вместе с тем любое преступление, а равно наказание за его совершение должны быть четко определены в законе, причем таким образом, чтобы исходя непосредственно из текста соответствующей нормы - в случае необходимости с помощью толкования, данного ей судами, - каждый мог предвидеть уголовно-правовые последствия своих действий (бездействия) (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 27 мая 2008 года № 8-П, от 13 июля 2010 года № 15-П и др.). Кроме того, оценка степени определенности содержащихся в законе понятий должна осуществляться исходя не только из самого текста закона и используемых в нем формулировок, но и из их места в системе нормативных предписаний (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 27 мая 2003 года № 9-П и от 17 июня 2014 года № 18-П).
Статья 170.1 УК Российской Федерации, направленная на уголовно-правовую охрану отношений, связанных с институтом государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, который призван обеспечить стабильность гражданского оборота и хозяйственной деятельности, а также учет и достоверность сведений о налогоплательщиках (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 17 июля 2012 года № 1391-О), находится в системном единстве с нормами Федерального закона от 8 августа 2001 года № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», определяющего государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей как акты уполномоченного федерального органа исполнительной власти, осуществляемые посредством внесения в государственные реестры сведений о создании, реорганизации и ликвидации юридических лиц, приобретении физическими лицами статуса индивидуального предпринимателя, прекращении физическими лицами деятельности в качестве индивидуальных предпринимателей, иных сведений о юридических лицах и об индивидуальных предпринимателях в соответствии с этим Федеральным законом (часть вторая статьи 1), и предусматривающего, что за непредставление или несвоевременное представление необходимых для включения в государственные реестры сведений, а также за представление недостоверных сведений заявители, юридические лица и (или) индивидуальные предприниматели несут ответственность, установленную законодательством Российской Федерации (пункт 1 статьи 25) (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 29 января 2015 года № 143-О).
При этом в части 4 статьи 14.25 КоАП Российской Федерации установлена административная ответственность за нарушение законодательства о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в виде представления в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения, если такое действие не содержит уголовно наказуемого деяния. Статья же 170.1 УК Российской Федерации устанавливает уголовную ответственность за представление документов, содержащих заведомо ложные данные, не только в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, но и в организацию, осуществляющую учет прав на ценные бумаги, причем лишь в целях внесения в единый государственный реестр юридических лиц, в реестр владельцев ценных бумаг или в систему депозитарного учета недостоверных сведений об учредителях (участниках) юридического лица, о размерах и номинальной стоимости долей их участия в уставном капитале хозяйственного общества, о зарегистрированных владельцах именных ценных бумаг, о количестве, номинальной стоимости и категории именных ценных бумаг, об обременении ценной бумаги или доли, о лице, осуществляющем управление ценной бумагой или долей, переходящих в порядке наследования, о руководителе постоянно действующего исполнительного органа юридического лица или об ином лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица, либо в иных целях, направленных на приобретение права на чужое имущество.
Таким образом, федеральным законодателем в качестве обязательного признака преступления, предусмотренного статьей 170.1 УК Российской Федерации, установлены умышленные действия, преследующие названные в диспозиции данной статьи цели, с которыми им связывается повышенная общественная опасность и уголовная противоправность такого деяния, а потому оспариваемая норма не может расцениваться как содержащая неопределенность, в результате которой лицо было бы лишено возможности осознавать противоправность своего деяния и предвидеть наступление ответственности за его совершение и которая препятствовала бы ее единообразному пониманию и применению правоприменительными органами, и, следовательно, как нарушающая конституционные права заявителя в указанном им аспекте, а его жалоба, как не отвечающая критерию допустимости, закрепленному в Федеральном конституционном законе «О Конституционном Суде Российской Федерации», не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мигунова С. Ю., поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
Председатель Конституционного Суда  Российской Федерации В.Д.Зорькин
№ 730-О

Возврат к списку