• Шестопалов Игорь Вячеславович
  • Тула, ул. Ложевая, 133
  • 8 (4872) 28-52-56
  • 8 (910) 943-18-91
  • igor_advokat@bk.ru

Влияние унтер-офицерской вдовы на деятельность рабочей группы ФПА РФ при разработке поправок к Кодекс профессиональной этики адвокатов.


Влияние унтер-офицерской вдовы на деятельность рабочей группы ФПА РФ при разработке поправок к Кодекс профессиональной этики адвокатов.

В Федеральной палате адвокатов РФ рабочей группой продолжается подготовка изменений и дополнений в Кодекс профессиональной этики адвокатов.
Проект данных изменений и дополнений был опубликован в «Новой адвокатской газете» № 17 в сентябре 2012 года, а также на официальном сайте ФПА РФ http://fparf.ru//
Данный проект был вынесен на обсуждение адвокатского сообщества, окончание которого запланировано в конце декабря текущего года.
Большая часть предлагаемых изменений касается вопросов дисциплинарной ответственности и процедуры привлечения к ней членов адвокатского сообщества.
Тенденции «закручивания гаек» в законотворческой деятельности сегодня видны невооружённым глазом. Нынче это модно, это отвечает представлениям действующей власти о способах искоренения «правового нигилизма» во вверенном ему народонаселении.
С одной стороны законодатель этим проявляет свою лояльность к верховной власти, с другой стороны вал изданных законов и поправок к существующим законам (зачастую бесполезных, а иногда и откровенно вредных) демонстрирует неиссякаемый потенциал избранного представительного органа.
Народ при этом, как и прежде, безмолвствует.
Наше сообщество относится к тому социальному слою людей, которое в силу своей профессиональной деятельности обречено на процесс размышления. А поэтому уподобляться безмолвной части наших соотечественников нам не годится. И тем более не годится следовать наметившемуся тренду ужесточения действующих норм в наших локальных нормативных документах, к которым, несомненно, относится и наш Кодекс.
К сожалению, предложенный рабочей группой Проект поправок страдает некоторыми «болезнями», которые характерны для новоизданных федеральных законов.
Рассмотрим некоторые из них, но прежде я оговорюсь о технических приёмах, использованных в данной статье.

В опубликованном Проекте вносимые изменения выделяются жирным шрифтом, а прежний текст, который предполагается исключить из действующей редакции, зачёркнут.
В данной статье, для облегчения восприятия, вносимые изменения будут выделены курсивом, а исключаемые части текста также как и в тексте Проекта, будут перечёркнуты.

Итак, в статье 18 Кодекса изменения выглядят следующим образом:

4. Меры дисциплинарной ответственности применяются только в рамках дисциплинарного производства в соответствии с процедурами, предусмотренными Разделом 2 настоящего Кодекса. Вопрос применения к адвокату конкретной меры дисциплинарной ответственности, включая прекращение статуса адвоката, является предметом исключительной компетенции Совета.
При определении меры дисциплинарной ответственности должны учитываться тяжесть совершенного проступка, обстоятельства, при которых он совершен, форма вины, а также иные обстоятельства, которые Советом признаны существенными и приняты во внимание при вынесении решения.
5. Меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату не позднее шести месяцев года со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни адвоката, нахождения его в отпуске.
Меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более одного года двух лет.
6. Мерами дисциплинарной ответственности могут являться:
1) замечание;
2) предупреждение;
3) запрет на осуществление адвокатской деятельности на срок до одного года;
Вариант: 3) дисквалификация на срок до одного года;

4) прекращение статуса адвоката.
7. Лица, статус адвоката которых был прекращен за нарушение норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящего Кодекса, не допускаются к сдаче квалификационных экзаменов на приобретение статуса адвоката в течение пяти лет со дня прекращения статуса.
Симптомы каких «болезней» бросаются здесь в глаза?
Да всё те же – бесполезность и вредность (это моё оценочное суждение).
Поправки в часть четвёртую указанной статьи совершенно не несут смысловой нагрузки, поскольку дублируются частью пятой ст. 19 Кодекса, которая не изменяется Проектом, и согласно которой «дисциплинарное производство осуществляется только квалификационной комиссией и Советом адвокатской палаты», а также ст. 24 Кодекса определяющей процедуру принятия решения именно Советом.
Для чего, спрашивается, необходимо такое дополнение? Чтоб подчеркнуть исключительность этого представительного органа той или иной адвокатской палаты? Если это так, а других объяснений её внесения не вижу, то считаю эту поправку лишней, бесполезной, хотя и безвредной. Совет и без указания этой отличительной черты в нормативном документе является исключительным, поскольку избирается, как правило, из числа высокоморальных, наиболее опытных и уважаемых членов адвокатского сословия и нет необходимости закреплять это в норме.
Дальнейшие поправки в статью 18 Кодекса считаю вредными для нашего брата адвоката.
Начнём с увеличения сроков привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности. Интересно, какими мотивами руководствовалась рабочая группа, внося эти поправки.
Я уже писал раньше, что являюсь противником издания репрессивных норм, ужесточения нашего собственного положения по сравнению с действующим законодательством.
Понятно, что на нас не распространяются нормы Трудового кодекса, но, тем не менее, для сравнения, сопоставим предлагаемые нормы с действующими нормами законов, регулирующих профессиональную деятельность как просто юристов, так и наших коллег из правоохранительных структур.
В соответствии со ст. 193 ТК РФ «дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников.
Дисциплинарное взыскание не может быть применено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии, проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки - позднее двух лет со дня его совершения».
Как говорится, почувствуйте разницу - в ТК РФ нельзя привлекать к ответственности позднее месяца со дня обнаружения проступка, и шесть месяцев со дня его совершения. Т.е. по истечении шести месяцев после совершения, даже за обнаруженный проступок виновник не подлежит преследованию. Исключение делается, если сроки привлечения к ответственности удлиняются в связи с проведением ревизии и ей подобным проверкам.
Похожий порядок предусматривается и в других законах, в частности:
- ст. 51 Федерального закона от 30.11.2011 N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации ";
- ст. 28 Федерального закона от 28.12.2010 N 403-ФЗ "О Следственном комитете Российской Федерации";
- ст. 41.7. Федерального закона от 17.01.1992 N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации" и многие другие.
Однако, имея уже фактически репрессивную норму в действующей редакции Кодекса, предусматривающую возможность привлечения адвоката к ответственности в течение шести месяцев ( внимание! ) со дня обнаружения проступка (не со дня его совершения, как в вышеперечисленных законах), сроки в шесть раз превышающие установленные ТК РФ, мы собираемся увеличить теперь в двенадцать раз, т.е. до года. А срок привлечения к ответственности со дня совершения проступка увеличиваем до двух лет, не привязывая его к проверке финансовой деятельности, т.е. собираемся в четыре раза увеличить его по сравнению с вышеперечисленными законами.
Не думаю, что такое самобичевание способствует повышению чувства собственной значимости членов адвокатского сообщества. Кроме этого, такое нормотворчество подрывает доверие к членам рабочей группы, вырабатывающим репрессивные, на мой взгляд, нормы нового Кодекса.
Аналогичное мнение у меня сложилось и к поправкам относительно запрета на осуществление адвокатской деятельности на определённый срок или дисквалификации.
Данная норма представляет собой фактический запрет на профессию. Новелла не содержит в своём тексте процедуры наложения такого взыскания, а предложенный последующий текст Кодекса не содержит по данному поводу изменений в действующих статьях. Что при этом происходит со статусом адвоката? Если он не прекращается, то какую деятельность адвокату разрешается осуществлять в период течения наказания, чем он должен жить. Эти и прочие неприятные вопросы не находят в Проекте ответов.
Ну, а седьмая часть исследуемой статьи, мне кажется, вообще взята из уголовного кодекса в частности из п. б ст. 44 УК РФ как один из видов уголовного наказания.
После ознакомления с данной частью Проекта создаётся впечатление, что на деятельность рабочей группы влияет та унтер-офицерская вдова, что со слов Городничего в известной пьесе, сама себя высекла.

Возврат к списку