• Шестопалов Игорь Вячеславович
  • Тула, ул. Ложевая, 133
  • 8 (4872) 28-52-56
  • 8 (910) 943-18-91
  • igor_advokat@bk.ru

Произвольное толкование судами норм процессуального права.


Произвольное толкование судами норм процессуального права.

В моей практике произошёл интересный случай. Я осуществлял защиту человека, в отношении которого, в порядке надзора, был отменён обвинительный приговор и все последующие судебные решения с направлением дела на новое рассмотрение в суде первой инстанции.
Вы спросите, что же здесь необычного? Отвечу – человек при этом был освобождён условно-досрочно судом другого субъекта Федерации от отбытия наказания назначенного ему по первоначальному приговору.
В постановлении об удовлетворении ходатайства осужденного об УДО было прямо указано, что человек в дальнейшем отбывании наказания не нуждается т.к. полностью исправился.
При повторном рассмотрении уголовного дела стала выясняться незаконность привлечения моего подзащитного к ответственности по ряду статей обвинения.
Видя решительный настрой моего подзащитного добиваться справедливого приговора, представители ока государева опустились до элементарной мести. Они в прениях не стали отказываться ни от одного из эпизодов обвинения, но, внимание, попросили суд взять моего подзащитного под стражу в зале суда!
Не было предела моему изумлению. Я в свою очередь напомнил суду о порядке отмены условно-досрочного освобождения и об основаниях, при которых это возможно. Они предусмотрены частями шестой и седьмой ст. 79 УК РФ, т.е. по постановлению органов осуществляющих контроль за поведением освобождённого условно- досрочно при злостном уклонении последнего от выполнения возложенных на него судом обязанностей, либо при совершении им повторного преступления.
Суд встал на позицию обвинения и взял-таки моего подзащитного под стражу зачтя ему фактически отбытое наказание по первому приговору.
Как же так, вопрошал я, ведь он признан отбывшим наказаниеи исправившимся? А вот так, отвечали мне в суде, в соответствии со ст. 408 УПК РФ суд надзорной инстанции вправе отменить приговор, определение или постановление суда и все последующие судебные решения и передать уголовное дело на новое судебное рассмотрение.
Именно так и было указано в постановлении суда надзорной инстанции, отменившей первоначальный приговор. А раз так написано, то все решения, какие бы не выносились после первоначального приговора, должны быть отменены, в том числе и постановление суда другого региона, где он отбывал наказание, о его условно досрочном освобождении.
Я не унимался. Скажите, спрашивал я, как же тогда вы засчитываете ему отбытый срок? Ведь если следовать вышей логике, то и сам факт отбытия части наказания вам не стоит признавать, ведь приговор его назначивший отменен и. т.д.
На меня смотрели совершенно с непонимающим взглядом. Хорошо, сказал я. Как тогда вы оцените то обстоятельство, что суд одного региона не может отменить решение суда другого региона т.к. ст. 20 ФКЗ № 1 от 31.12.1996 г. «О судебной системе РФ» определяет, что суды надзорной инстанции субъекта федерации являются вышестоящими инстанциями для судов того же субъекта?
Они посчитали это риторическим вопросом.
Правда суд кассационной инстанции оправдал моего подзащитного по статьям, на которых мы настаивали, но некоторые всё же оставил и решение о заключение под стражу не отменил.
Мой подзащитный - крепкий духом человек. Ко всему он отнесся с пониманием и согласился обжаловать эти решения в надзоре. Сначала жаловался я (мы договорились приберечь его право на обжалование на всякий случай). В Верховном суде РФ мне отказали. Решили использовать его очередь и при этом написать в Страсбург.
Реакция молниеносная – текст моей жалобы, как бы случайно, оказался перенесён в надзорное представление Генеральной прокуратуры по делу моего подзащитного и вот его-то (представление) Верховный суд удовлетворил. Повторное заключение под стражу моего подзащитного признали незаконным и разъяснили ему его право на реабилитацию.
К чему я это всё рассказываю.
Толковать нормы материального права у нас умеют многие - это актуально. А вот толкованием норм процессуального права у нас занимается в большей степени Конституционный суд РФ, а суды общей юрисдикции применяют буквальное толкование по аналогии с уголовным кодексом, не допуская расширительного толкования норм процессуального права.
Законодатель, полагаясь на высокую правосознательность судейского корпуса, допустил лаконичную не достаточно определённую формулировку ст. 408 УПК РФ, предоставив суду надзорной инстанции отменять «все последующие решения суда», не указав, какие это решения, и не обязав суды надзорных инстанций прямо прописывать в своих постановлениях, какие именно, из числа «последующих», решений данное постановление суда отменяет.
Полагаю внесение таких поправок в эту статью назрело.
В противном случае аналогичные казусы будут встречаться часто.

Возврат к списку