• Шестопалов Игорь Вячеславович
  • Тула, ул. Ложевая, 133
  • 8 (4872) 28-52-56
  • 8 (910) 943-18-91
  • igor_advokat@bk.ru

Некоторые аспекты допустимой рекламы


Некоторые аспекты допустимой рекламы

АДВОКАТСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ДОПУСТИМОЙ РЕКЛАМЫ

Игорь Вячеславович Шестопалов, адвокат НО «Коллегия адвокатов Пролетарского района г. Тулы»

Город Тула изобилует количеством ВУЗов, выпускающих профессиональных юристов, вольно или невольно проникающих в ту сферу деятельности, которая испокон относилась к нашей с вами профессии.

В связи с этим стройные колонны наших потенциальных доверителей начали редеть, разбредаться по извилистым тропам, ведущим к всевозможным юридическим конторам, фирмам, сотрудники коих смело причисляют себя к адвокатам.

Не стоит осуждать наших потенциальных доверителей за это, они полагаются на свои органы чувств. Это их право выбирать себе представителя, оценивать его качества по внешнему виду, благоустройству офиса, броскости рекламного шита. Мы знаем, что не к лицу нам развешивать шарики, устраивать «акции», различного рода шоу и иллюминации для направления граждан в свои двери.

Однако за последние 10 лет многие адвокаты испытывают на себе тяжесть конкуренции не только от вливающихся в наши ряды молодых адвокатов, но и от вышеназванных фирм и контор, не связанных нормами адвокатской этики. В связи с этим, для некоторых адвокатов, вопрос о хлебе насущном приобрёл не виданную до этого актуальность. Они не могут позволить себе, в угоду чувству собственной значимости, не обращать внимания, как потенциальный заработок становится достоянием представителей конкурентов. Говорю не о себе, но в нашем кругу действительно есть адвокаты, которые едва сводят концы с концами. Увы, это суровая правда жизни, и мы все должны задумываться над этим. С возрастом каждый теряет часть, имевшихся ранее в его арсенале, мобильности, интеллекта. Не думать об этих членах нашего сословья это равносильно тому, что не думать о себе.

Я думаю, что нет ничего зазорного в том, чтобы юридически корректно, не нарушая наших этических норм, «расставить локти», заявить о своём праве, иными словами включиться в конкурентную борьбу.

В связи с этим встаёт вопрос о необходимости использования рекламы в качестве дозволенного инструмента в конкуренции или пресловутого двигателя прогресса.

Сразу оговорюсь, что реклама для нас допустима. В соответствии со ст. 17 Кодекса об адвокатской этике, информация об адвокате или адвокатском образовании допустима (часть вторая данной статьи называет эту информацию рекламой) если она не содержит оценочных характеристик адвоката, отзывов других лиц о работе адвоката, сравнений с другими адвокатами и критики других адвокатов, заявлений, намеков, двусмысленностей, которые могут ввести в заблуждение потенциальных доверителей или вызывать у них безосновательные надежды.

Решением № 1400 Совета Тульской областной адвокатской палаты адвокатское сообщество обязано трактовать свою деятельность как квалифицированная юридическая помощь, а иное определение содержания адвокатской деятельности, в том числе «адвокатские услуги», «юридические услуги» и др. является незаконным.

В связи с этим вышеперечисленные и аналогичные словосочетания должны исчезнуть из соглашений с доверителями, рекламных объявлений, вывесок, сайтов, визиток адвокатов.

Подчиняясь данному решению совета Палаты, задаюсь вопросом, является ли вывод о незаконности слова «услуги» в нашей профессиональной лексике безапелляционным? Каково прикладное значение радикального исключения этого синонима, олицетворяющего нашу деятельность, из нашего оборота.

Подчеркну, что для большинства граждан, именно с услугой ассоциируется понимание нашего участия в разрешении их проблем, и именно за услугу они готовы платить. Объяснение им, что слово услуга в нашем кругу является ругательным, вызывает у них оторопь, что иногда, в виду непонимания языка, в котором отсутствуют привычные для них слова, может привести к отказу от нашего участия в их делах.

Простота языка, умение говорить о сложном, доступными для понимания словами, вот что отличает профессионала, и завоёвывает доверие обратившегося за помощью.

Слово помощь, для большинства людей, ассоциируется с чем-то бескорыстным, за что можно завоевать доброе к себе отношение, устное, либо иное, незначительное по своей материальной составляющей выражение благодарности.

Кроме этого, в период продвижения информационных технологий главой нашего государства, возможности интернета становятся приоритетным направлением в обеспечении доступности адвокатской помощи, сокращении расстояния между доверителем и адвокатом.

Выглядит неразумным отказываться от использования этих возможностей.

Так вот, в интернете запрос в браузере «услуга» на порядок предпочтительней, чем запрос «помощь».

Именно по запросу «услуга» ваша страничка быстрее попадёт в топ 10 или в первые две страницы списка сайтов адвокатов.

Хорошо это или плохо? По-моему, это хорошо, хорошо, что это проще понятнее для доверителя. При использовании слова услуга исключается необходимость дополнительного объяснения, что она подразумевает её оплату. Тогда как в случае с помощью это надо объяснить постоянно, чем вызывать дополнительную нервозность и настороженность с доверителем ещё с момента начала договорных отношений с ним.

То есть очевидно, что использование слова услуга в нашей деятельности проще, понятнее людям и ценнее для нас при использовании его в рекламе.

Вернёмся к оценке законности использования слова услуга в нашей деятельности.

Набрал в «Консультанте плюс» запрос «услуга адвоката» и показался список из 6 Федеральных законов ГПК РФ, АПК РФ, УИК РФ, Закон «О парламентском расследовании Федерального собрания РФ» и два закона о внесении поправок в Налоговый кодекс.

Если запросить фразу «услуги представителя», каковыми адвокаты являются по своему процессуальному положению, этот список дополняется Федеральным Конституционным законом РФ «О конституционном суде» и Законом «О третейских судах».

То есть законодатель как минимум в 7 законах, из которых 4 являются кодексами, а один Конституционным законом признал правомерность соотношения слова услуги с деятельностью адвокатов.

При этом любопытно, что именно за услуги адвокатов процессуальное законодательство предусматривает возможность взыскания судебных издержек ( ч. 2 ст. 100 ГПК РФ, ст. 106 АПК РФ).

Задавшись данным вопросом, я для себя обнаружил, что он является давним предметом дискуссии в научных кругах нашего сообщества.

Вот что по данному поводу думает Муранов Александр Игоревич, доцент кафедры международного частного и гражданского права МГИМО МИД России, член Адвокатской палаты г. Москвы, управляющий партнер коллегии адвокатов "Муранов, Черняков и партнеры" в своей статье «Российское валютное право: Регулирование статуса и деятельности адвокатов» М.: Статут, 2006. 536 с.

«Вполне понятны причины, по которым противники отношения к юридической помощи как к услугам отстаивают свою позицию: прежде всего речь идет о возможности указать на особый статус той корпорации, которой они руководят или к которой они принадлежат, и тем самым подчеркнуть свое особое положение. Кроме того, имеет значение и политическая необходимость укрепления "социально-полезного" статуса адвокатов в глазах российского общества.

Однако согласиться с таким подходом все же нельзя…

Абсолютизация использования понятия "юридическая помощь" является одной из форм той вербальной мимикрии, к которой вынуждены прибегать многие руководители и лидеры российской адвокатуры (да нередко и сами адвокаты) для "оправдания" своего существования в Отечестве. Но оно в немалой степени предполагает либо ущербность тех, кто не является адвокатами (что не так), либо обязанность адвокатов нести бремя вспомоществования в отношении иных лиц (что верно, но только в определенных случаях и в известных пределах)… в пользу этого говорит и сравнение юридической помощи с медицинской помощью. Как известно, п. 1 ст. 41 Конституции РФ гласит: "Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений". Однако почему-то никто не сомневается в том, что те же самые государственные и муниципальные учреждения здравоохранения имеют право оказывать и платные медицинские услуги. Наконец, почему-то среди медиков не ведутся яростные дискуссии по вопросу о том, оказывают ли они населению медицинскую помощь или же все-таки медицинские услуги. Равным образом они не претендуют серьезным образом на свой "особый публично-правовой и конституционный статус", хотя, глядя на адвокатов, вполне могли бы это делать. Может быть, все дело в том, что они прежде всего пытаются заниматься своей профессией, не абсолютизируя словесные формы?»

Согласитесь, звучит убедительно.

Полагаю, большинство граждан и не слышали о Федеральном законе «"Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" их это мало волнует. Значительно чаще им приходится сталкиваться с другими нормативно-правовыми актами, кодексами, в которых наша деятельность недвусмысленно называется услугами. Кстати в нашем законе также имеется норма, толкуя которую можно сделать вывод о том, что и юридическая помощь и юридическая услуга это по сути одно и то же (п.3 ст. 1 Закона). В этой норме фактически поставлен знак равенства в соотношении помощи и услуги, разница всего лишь в субъекте, предоставляющего эту помощь.

С уважением отношусь к озабоченности руководства палаты о возможном привлечением адвоката к ответственности, предусмотренной законом «О защите прав потребителей, в случае использования им в официальной терминологии слова услуга.

Однако считаю, что шансы истца в данном случае не высоки. Пункт 2 ст. 1 нашего Закона (Адвокатская деятельность не является предпринимательской) является нашим щитом. И до изменения в иных Федеральных законах спорного словосочетания «услуги адвоката» на «помощь адвоката» причин для данного опасения не вижу.

Для внедрения в сознание граждан понятия нашей деятельности как помощи им, необходимо внести соответствующие изменения в вышеуказанные Федеральные законы, затем в законы субъектов Федерации и т.д. по нисходящей. Затем дождаться, пока соответствующая лексика закрепится в сознании правоприменителей, и уж затем в головах граждан.

Если вопрос о соответствующих изменениях в законе встанет очень остро и слово «услуга» окажется на грани исчезновения, вижу уместным дополнить Наш закон одним словом, а именно в п.1 ст. 1 Закона после слов «юридическая помощь» поставить всё то же слово «услуга» поставленное в скобки. Тогда не понадобиться что-то ещё менять в других законах.

Есть ещё и другой вариант - вообще ничего не менять пока в этом нет острой необходимости. Вспомнить наконец, что мы люди свободной профессии, с жёсткой внутренней самодисциплиной, умеющие жить по правилам, которые нам предлагает власть, причём замечу правила эти отнюдь не либеральные, и при этом сохранять достоинство.

Так ли это необходимо помимо правил, установленных законодателем, создавать локальные правила, отличные от первых наличием дополнительных санкций? Стоит ли надевать на себя вериги, двигаясь по тернистому пути юриспруденции?

Иными словами нужно ли самим себе осложнять жизнь? Как вы думаете?


Возврат к списку